Форум » Кинолента Колина Ферта. ХХ век » Вальмон - 6 » Ответить

Вальмон - 6

Vika: Продолжение трепетной темы... Обсуждение закончилось здесь [more] [/more]

Ответов - 180, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All

Addicted: Обычно я не ругаю фильмы, которые «не мои», я их просто не досматриваю. Фильм Фрирза я досмотрела, хоть с каждой минутой понимала, что не верю ничему, что происходит на экране. «Программная» исповедь Гленн-Мертей о том, что она в 15 лет поняла, что рождена повелевать мужчинами и суть её интриг в том, что бы «победить или умереть» меня удивила, что это? Феминистка с мизантропическими наклонностями? Без причин? Клиника. Я не встречала таких женщин, хоть с парой феминисток близко знакома. Джон-Вальмон, асексуальный до зевоты, назойливо твердящий о любви – это особый шик соблазнения? А монолог-расставанье «It's beyond my control», который он повторил сто раз, как попугай! Тут не от горя, от смеха помереть можно. Мишель-Турвель – мисс Уныние, святоша, на лбу которой светится «Я – идеальная жертва», отправляет слугу следить за Вальмоном, а он (ах, какой хитрец!) на глазах у слуги помог бедняку, чем покорил сердце верной жены? Благотворительность победила благочестие? Бред. Ума-Сесиль – это просто докторская диссертация по сексопатологии. Невинная, а главное, влюблённая в Дансени девочка, которую фактически изнасиловали, причём, с помощью шантажа, усердно постигает премудрости секса в постели насильника, веря, что этой наукой порадует будущего мужа. А в итоге у неё случается выкидыш во время таких утех. А мама где? (Мама, кстати, тоже здесь хороша, в своё время и она побывала в постели Вальмона). Это наивность такая? Граничащая со слабоумием. А Киану-Дансени, благородный и влюблённый. При каждой встрече целующийся с …Вальмоном. Настолько благородный, что обнародовал личную переписку, пусть и подлой, но женщины. Очень мужской поступок. А главное – благородный.

Addicted: Ну, как? Скажете – предвзято? Конечно. Только от моей предвзятости «Опасным связям» ни жарко, ни холодно. А вот предвзятость Шейлы Бенсон&Co обрушила прокат Valmont. Я не преувеличиваю. Не было тогда, 23 года назад возможностей всемирной паутины. И трекеров не было. Кассеты с фильмами выходили спустя месяцы, после завершения проката, а ТВ не имело прав на показ премьерных фильмов. Из газет публика узнавала, стоит ли потратить свои кровные $7-10 на поход в кино. И, если в авторитетной New York Times в день премьеры написали, что фильм – слабенькая подделка под уже виденный, то никто и не пошёл. Мне в фильме Фрирза кое-что всё-таки понравилось: саундтрек (ещё бы, там использовали произведения Вивальди, Баха, Генделя, Глюка). И костюмы. Забавно было смотреть, как пудрили парик Вальмона. Именно за костюмы, декорации и сценарий и получил фильм Оскаров.

Addicted: А Шейла и ей подобные всего лишь выразили своё мнение. И не так уж были неправы. Только недостатками они посчитали особенности фильма. В настоящем кино, как утверждал Хичкок, работает правило «безопасного лезвия» - что бы не порезаться, нужно завернуть его до упора, а потом полоборота назад. Другими словами, для правдоподобности персонажей не нужно переигрывать. Но этим Форман не ограничился, помимо человечности героев, без излишнего злодейства и жертвенности, он постарался найти мотивы их поступков. Рассудив, что не может человек ни с того, ни с сего ненавидеть, плести интриги (маргинальные случаи сюда не относятся).


Addicted: Ну, скажете вы, так можно и совсем далеко от оригинала уйти. Де Лакло же писал о падении нравов высшего общества. А с чего вы это взяли? Хэмптон сказал или учебники по литературе 18 века написали? А давайте посмотрим, о чём именно написал французский офицер Пьер Амбруаз Франсуа Шодерло де Лакло свой единственный и неповторимый роман в письмах.

Ul@: Addicted пишет: А давайте посмотрим, о чём именно написал французский офицер Пьер Амбруаз Франсуа Шодерло де Лакло свой единственный и неповторимый роман в письмах. Вот не люблю я романы в письмах, не мое. Но ради такого дела....придется. Эх, ничего не поделаешь, пойду читать

Addicted: Ul@ пишет: Вот не люблю я романы в письмах, не мое Я тоже не поклонница эпистолярных романов, но этот далеко не слащаво-сентиментальный. Забавно, но современниками он был воспринят, как почти порнографический, хоть, конечно, ничего такого там в помине нет. И перевод на русский вполне достойный. Я буду сюда ссылаться на отдельные письма click here, если понадобится. Я прочла его не ради удовольствия, а с вполне конкретной целью. Мне очень нравится фильм Формана. И надоело везде читать, что он снял его, «по очень вольным мотивам». Мол, вот у Фрирза точное изложение содержания, бла-бла…и опять про пресловутое загнивание перед революцией. У меня, как и у Милоша, сто раз так было: читаю книгу, представляю персонажей, а когда выходит фильм, то диву даюсь. Не то! Я их видела по-другому. Поэтому, возникло подозрение, что Хэмптон, помня о том, как традиционно позиционировали роман, даже не пытался по-другому взглянуть на героев. Вот и представил сборище злодеев и тупиц, которых, понятно, и не жалко, пусть их уничтожат в огне Революции. А ещё, мне безумно нравится Колин в роли Вальмона. По-моему, это самая «улыбчивая» его роль. С чёртиками в глазах. И это его «родные чёртики», а не придуманные для Вальмона. Вот это фото с премьеры GWZPE в Торонто, сентябрь 2003.

Addicted: Все остальные Вальмоны были подлыми злодеями, причём, пляшущими под дудку маркизы. Кроме Малковича такого мерзавца играли Алан Рикман в спектакле по пьесе Хэмптона Жерар Филипп в фильме Роже Вадима Руперт Эверетт в мини-сериале 2003 года и даже Бе Йон Джун в южнокорейской версии Untold Scandal. Всего роман де Лакло экранизировали аж 13 раз, перенося действие в разное время и место. Меня интересуют только фильмы Формана и Фрирза. И то, какой из них ближе к роману, и какой же он настоящий Виконт Себастьян де Вальмон? Да, его звали Себастьян, но по имени тогда принято было называть только в кругу ближайших родственников, все остальные – только по «родовому» имени. А маркизу звали Изабель, а мадам де Турвель – Мари. И виконтом он был, потому, что был старшим сыном графа, пока не вступил в права наследования. Не успел Вальмон стать графом. Так что, прочла я роман и то, что писали о нём современники де Лакло, в частности большой поклонник этого романа Мари-Анри Бейль, то есть Стендаль, который даже успел пообщаться с любимым автором перед его кончиной, встретившись в Милане.

movielover: Addicted пишет: «родные чёртики» Ах какие чёртики! Какая теплота и милота в них светится. И какой контраст, GWPE даёт нам совсем другого КФ. Как два разных человека, вот сила искусства! А фильм Фрирза скучен, мрачен, излишне дидактичен. Снят режиссёром, которого воспитали в монастыре, иезуитов. Выражаясь фигурально, конечно.

Addicted: movielover пишет: Снят режиссёром, которого воспитали в монастыре, иезуитов Или в школе максизма-ленинизма. Ведь фильм Фрирза легко можно описать в паре предложений: Маркиза де Мертей, (да! У Фрирза она главная героиня, а Вальмон просто жертва, он сам так сказал Денсини) является типичной представительницей аристократии, агонизирующей, в преддверии Великой Французской революции, погрязшей в праздности и разврате, в то время как простой народ находится на грани нищеты. С помощью злостных интриг она сеет безверие и пошлость, но, справедливость торжествует, маски сорваны. И огонь революции (с помощью гильотины) выжжет дотла разложившееся общество….ура-ура! Так традиционно трактовалась суть романа (не только в СССР, практически везде). И Фрирз именно это в своём фильме отразил. Только подлецы и их жертвы, расстающиеся со своими принципами. И вдруг Форман заявляет: «Я вижу эту историю по-другому» И снимает фильм о живых людях и чувствах, которые без времени: любви, предательстве, мести и расплате за неё. О том, что понятно без скидки на эпоху. Любая женщина забудет про кринолины и, при желании легко представит (или вспомнит) сестру, подругу или, не дай Бог, себя. И ситуацию: живёшь себе, кому-то нравишься, а кому-то нет. Помогаешь молоденькой родственнице. И вдруг узнаёшь, что твой любимый собирается на ней жениться, втайне от тебя, под предлогом, что ты неадекватная скандалистка. Ну, как поступите? Смиритесь и пожелаете счастья молодожёнам? (Если так, пришлите фотку, очень хочется на нимб посмотреть). Да, месть – это гадко, и за неё придётся расплачиваться. Но, Форман не поощряет и не осуждает. Он не даёт оценки персонажам. Это же арт, здесь не бывает положительных и отрицательных героев. Есть только живые люди, которые могут поступать и хорошо и гадко, как сложатся обстоятельства. А ещё Форман выводит другого главного героя – Вальмона. И выносит его имя в название фильма. И не меняет сути его поступков, но делает его абсолютно обворожительным, предоставляя зрителю самому решать, осуждает он Вальмона или ищет ему оправдание. А что было у де Лакло? Не поверите! Ни то, ни другое. ИМХО. Девочки, простите, что урывками, скоро буду дома, тогда допишу полноценно.

nat-nat: Addicted, wow, твой разбор темы настолько впечатляет, что я теряюсь от того, что ты такую работу проделываешь. Спасибо огромное!

Addicted: nat-nat ! «Работа» - это слишком громко, скорее, наше общее увлекательное хобби. Значит «копаем» дальше?

Ul@: Addicted пишет: Значит «копаем» дальше? Лично я тока за, тем более сейчас чем больше я читаю книгу, тем сильнее мое недоумение. Я бы не сказала, что Фрирз наиболее близок к первоисточнику (хотя принято считать именно так), чем Форман. Что касается событий в повествовании - да, но вот персонажи...совсем мимо. Когда дочитаю, можно будет сделать более точные выводы.

Addicted: Ul@ пишет: Когда дочитаю, можно будет сделать более точные выводы. Ul@ Ура! Будешь исправлять меня, если память подведёт. Я читала лет пять назад, и тогда «распрекрасная святоша» Турвель усыпляла меня феноменально своими ханжескими проповедями и маниакальным стремлением «исправить» Вальмона. Тогда я сейчас просмотрю наискосок, выну пару принципиальных цитат, а остальное уж буду по памяти. Сложно что-то найти в эпистолярном романе. Писем то 175, а действующих лиц всего семеро, если не считать слугу, сообщившего тётушке о смерти Вальмона и некой (непишущей) Софи Карне, подружки-пансионерки Сесиль, с которой она делится своими тайнами. Но, без романа никак не рассудить, какой Вальмон «правильный». (Думаю, никто здесь не сомневается, чьим адвокатом я буду?) Глупо голословно утверждать, что Форман+Карьер правы, а Хэмптон+Фрирз с компанией литературоведов и биографов де Лакло многие годы заблуждались. Нет, конечно, они просто «сняли пенку», то, что лежало на поверхности, рассудив логично: де Лакло был генералом, участвовал в Буржуазной революции, изобразил в неприглядном свете аристократию. Какой напрашивается вывод? Правильно, развенчивал, осуждал, разоблачал. Вот и показали циников и пошляков, в которых человеческого ни грамма. Правда, кое-кто возражал, мол, де Лакло в образе Вальмона себя показал, а в доказательство – известный факт, что женился он на девушке, вдвое моложе, которую соблазнил, а под венец повёл через год после рождения их первенца – Этьена. Но фактов из жизни – кот наплакал, ведь официальную биографию де Лакло начали писать, аж через сто лет после его смерти, и основывалась она на последних пятнадцати годах его жизни. Раньше никто этим не занимался по простой причине – на фиг никому не нужен был автор единственного, хоть и нашумевшего романа, не знатный, не богатый, не влиятельный. И, если бы не очевидные факты, как то: его нехудожественные работы, да ещё свидетельства Стендаля, за пару лет до смерти де Лакло пообщавшегося с ним, то и опереться было бы не на что. Так что, беру на себя наглость тоже делать логические выводы из известных мне фактов.

Addicted: Девочки, вы никогда не задумывались, почему некоторые художественные произведения переживают века? Я как-то вскользь проанализировала, и вырисовалась такая картина. Чаще всего, это случается, когда автор вплетает свою боль, обиду, неразделённую любовь, нереализованную месть. Мощные эмоции, в общем. И, не в силах исправить ситуацию наяву, реализует это пером. Например: ты беден и неказист – опиши, как несладко бывает богатому и эффектному. Или: посмеялась над тобой красивая женщина – опиши, как она стала уродкой, и все отвернулись от неё. Или, как вариант: разрушил твою карьеру сбежавший двойной шпион – опиши, как ему сворачивают шею. А ещё нужно вплести в повествование себя, нет не для мести, всё должно произойти само собой. Для того, что бы показать себя-мечту. Скажете, пытаюсь всё упростить? А как же глобальное? Да, есть и глобальное. Но, когда произведение одно, как правило, эта схема работает. Парадоксально, но образ врага или врагов чаще бывает более яркий и жизненный, потому, что его не жалеют, показывают пороки и изъяны. А вот себя обычно рисуют радужными красками. К чему я веду? Догадались? Нет! Де Лакло не Вальмон! Ни в коем случае. Байки про соблазнение будущей жены Мари Соланж – не более, чем сплетни. Они любили друг друга, но её родители не хотели выдавать замуж дочь за немолодого бедняка, и согласились на брак только тогда, когда умер папенька жениха и оставил небольшое наследство. Да и случилось это, когда роман уже был три года как издан, в 1784. И Форман, и Фрирз отошли от сути романа (имхо) потому, что они не жалея выбросили из него…..та-та-та-та! Прототип автора. По причине полной идеалистичной неправдоподобности и слащавой надуманности последнего. Кто такой этот герой? Господин де Преван. Офицер, разумеется. Неотразимый красавец и благороднейший умница, от которого без ума все женщины. И которого боится сам Вальмон, да так, что соглашается соблазнить Сесиль в обмен на то, что бы маркиза устранила такого опасного соперника. Не верите? Цитирую: письмо Вальмона №70 …Мне, действительно, удавалось таким образом довольно долгое время мешать ему появляться на так называемой большой сцене. И он совершал чудеса, а знать об этом никто не знал. Но шум, поднятый по поводу его тройного приключения, обратил на него всеобщее внимание, породил в нем самоуверенность, которой ему не хватало, и сделал его по-настоящему опасным. Словом, сейчас это, может быть, единственный человек, которого я побоялся бы встретить на своем пути. И, не говоря уже о вашей личной заинтересованности, вы окажете мне большую услугу, если попутно выставите его в смешном виде. Оставляю его в хороших руках и надеюсь, что к моему возвращению он будет конченым человеком… А вот ответ маркизы: письмо № 74 …Э, друг мой, с каких это пор вы стали так пугливы? Значит, Преван этот так уж страшен? Но поглядите-ка, до чего я скромна и простовата! Я его часто встречала, этого несравненного победителя, и едва удостаивала окинуть его взглядом! Чтобы заставить меня обратить на него внимание, потребовалось ваше письмо – ни больше, ни меньше. Вчера я исправила допущенную мною несправедливость. Он сидел в Опере почти напротив меня, и я им занялась. Он, во всяком случае, красив, и даже очень красив: тонкие, изящные черты лица! Вблизи он, должно быть, выглядит еще лучше. И вы говорите, что он хочет мною обладать? Несомненно, это будет для меня и честью и радостью. Кроме шуток, мною завладела эта прихоть, и – сообщаю вам доверительно – я уже сделала первые шаги. Не знаю, окажутся ли они успешными. Но вот что произошло. Даже вы сами принуждены отдать ему должное: вы не просто хвалите его, вы ему завидуете…. Ul@, если захочешь, напиши подробнее, я не могу, у меня пальцы к клавишам прилипают от сиропного описания этого несравненного господина и его подвигов. Вкратце, суть – маркиза выставила его коварным соблазнителем, его лишили чинов и званий и он удалился из общества. А вот когда маркиза была разоблачена и освистана в Итальянской опере (письмо№ 173 мамаши Воланж), в расступившейся толпе перед ней предстал в белом венчике из роз господин де Преван, отмщённый . И, «В тот же вечер господина де Превана весьма сердечно приняли в свой круг присутствовавшие тут офицеры его части, и нет сомнения, что ему скоро вернут и должность и чин.» Так что, я считаю, нужно углубиться в имеющиеся факты биографии автора, что бы попытаться понять, чего это он сочинил такую сказку. И кто такие наши неидеальные герои - виконт де Вальмон и маркиза де Мертей.

Addicted: Valmont Формана, в отличие от творения Фрирза, оставил у меня много вопросов: Кто такой Вальмон, мотылёк, порхающий по судьбам женщин или романтик, который ищет и боится настоящих чувств? Что связывало его с маркизой? Почему он утратил вкус к жизни и решил расстаться с ней? Роман более-менее прояснил это, но преподнёс сюрприз в виде господина де Превана. Персонажа смехотворного в своей мачо-сти, и одновременно грустного, мне действительно, очень жаль стало реального автора. Какие же проблемы в отношениях с противоположным полом должны быть у сорокалетнего мужчины, что бы так любовно описывать себя - героя болезненных мужских грёз. Де Лакло начал писать роман в июле 1780, а закончил в сентябре 1781, накануне своего 40-летия. Если будет желание, прочтите, хотя бы, подробное описание того «тройного подвига», о котором писал Вальмон (письмо №79). Это же подростковые мечты: соблазнил сразу трёх светских львиц-подруг, ублажил неоднократно всех в одну ночь, а потом ещё и подружился с их любовниками, вызвавшими его на дуэли, и устроил замысловатую оргию «всем колхозом». Смех да и только. Неудивительно, что такой «герой» не попал на экраны. И этот же автор преподносит роскошнейшего живого персонажа – Вальмона. Тонкого, умного, психолога и философа человеческих отношений, высказывания которого разошлись цитатами, и они не утратили актуальности спустя два с лишним века. Это что, образ врага? Друга? Кто послужил прототипом? И кем приходилась автору маркиза, с которой он так жестоко расправился? Ведь помимо того, что она заболела, обезобразившей её оспой и у неё вытек глаз (!), она была изгнана из общества, проиграла дело о наследстве мужа, осталась вся в долгах и, прихватив уже не принадлежащие ей бриллианты, сбежала в Голландию. Как тут устоять от соблазна попытаться понять, что побудило де Лакло написать такое, и кого сыграл Колин, причём, я убеждена, сыграл не только «правильно», но блестяще, как бы там не каркали критикессы.



полная версия страницы